Главная /  СТАТЬИ / Ваш ребенок / Психология / О чувствах и гаджетах

О чувствах и гаджетах

Не мучайте, ладно? (ДИМА ЗИЦЕР)

– Дима, такой вопрос. Мы уважаем детей, всегда к ним прислушиваемся, стараемся быть «на одной волне», идти за их интересами. Меня тревожит, что дочка 7 лет меня побаивается. Я это четко вижу, но не могу понять причину. Чувствую, что делаю какие-то ошибки и что не знаю о ее чувствах и переживаниях. Что изменить в своем поведении у себя, чтобы ребенок был свободным дома, не оглядывался на меня? Спасибо.

Дима Зицер: Ого, какой первый же вопрос, ничего себе! Давайте начнем с того, как узнать о чувствах и переживаниях. Друзья, для того чтобы узнать о чувствах и переживаниях другого человека… Я уверен, вы можете продолжить за меня сейчас. Тем не менее, нужно говорить о своих чувствах и переживаниях. Это штука очевидная.

Если я хочу, чтобы мне говорили о своих чувствах, если я хочу знать о чувствах другого, мне, конечно, следует говорить о своих, потому что в этот момент я демонстрирую, что я искренен, я открыт и не боюсь довериться другому человеку. Я, если хотите, задаю модель, в которой мы разговариваем друг с другом.

Смотрите, какая история: мы очень хорошо знаем, нам много раз об этом говорили, и мы сами любим повторять, что личный пример делает просто всё, создает очень важное поле. Пользуясь этим самым личным примером, мы можем воспитать, в кавычках или без кавычек, почти всё, что угодно.

И в этом случае работает этот самый личный пример, как и во всех остальных. Работает отлично, поверьте мне.

Итак, для того чтобы знать о чувствах ребенка, о переживаниях ребенка – говорите о своих. Если у вас дома принято говорить, или вы хотите, чтобы эта модель была задана, создана, говорите сами.

Теперь первая часть вопроса: «Меня тревожит, что дочка 7 лет меня побаивается, я это четко вижу».

Екатерина, а не кажется ли вам это? Как бывает – у страха глаза велики. Может, это я боюсь того, что происходило? Может, это я очень хорошо помню собственное детство и помню, чего побаивалась я? Может, я переношу это на другого человека, на своего ребенка?

Теперь давайте предположим, что это не галлюцинация, не заблуждение, а правда: дочка вас побаивается. Стоит проанализировать, что и как происходит.

Когда мы чего-то боимся? Когда нас не принимают такими, какие мы есть. Когда я не могу быть собой, «свободным дома». А почему я не могу быть свободным дома? Наверное, потому, что мое поведение не принимают. Когда на то, что я высказываю свои собственные желания, мне говорят, в лучшем случае, что надо поступить по-другому, а в худшем просто отвечают: «Нет, не о чем тут говорить, будет так-то и так-то». Мне кажется, вот такая здесь ситуация.

– Вопрос про гаджеты. «С одной стороны, это их время, все их сверстники играют и этим живут, мы тоже играем, но ограниченное количество времени. Как быть в том случае, если замечено, что гаджеты отрицательно влияют на психику, ребенок становится агрессивным, уже после игр более злой, начинаются какие-то крики, капризы?»

– Ой, ребята, это длиннющий вопрос. Что значит – замечено, что гаджеты отрицательно влияют на психику? По каким признакам? Какими инструментами вы пользуетесь для того, чтобы это определить? Что происходит?

Всё зависит от того, во что мы играем, во что играют наши дети, на чем именно мы заостряем внимание и так далее. Вот пишут: «Нужно обязательно отслеживать возрастной ценз игры». Я согласен и остановлюсь на этом. Автоматически ничего с нашей психикой не происходит. Игра есть игра, правда? Всё в порядке. Вопрос только – сколько лет ребенку? И где находимся мы в этой ситуации?

Если мы отправляем человека к себе в комнату и говорим: «Ну, всё, иди поиграй, у нас тут свои дела», – что, конечно, бывает, и человек закрывается в комнате, занимает себя чем-то, что, возможно, ему еще рано по возрасту, это, как и любой процесс, влияет на его состояние, в том числе психическое.

Но если мы рядом, то игра – это приятное времяпрепровождение в понятных рамках. Игра компьютерная в том числе.

Важно – как мы играем, когда мы играем, почему мы играем и так далее. Мне кажется, ничего плохого в этом нет. Они этим живут. Это язык современности. Ребята, да, это язык современности.

«После игры ребенок становится более злым», – продолжаю цитировать этот вопрос. Не из-за игры, поверьте мне. Уверен ли я в этом? Почти уверен, потому что это может быть связано с выходом из игры или с тем способом, которым мы с этим человеком взаимодействуем в тот момент, когда он играет. (Вспомните, как реагируете вы, когда заняты чем-то, что вам сейчас очень-очень интересно, а вам мешают или говорят: «Знаешь, сейчас надо прекратить и заняться чем-то более полезным»).

Поэтому я могу посоветовать: разбирайтесь в тех играх, в которые играют наши дети. Как разбираться? Играть вместе с ними, смотреть, как это происходит у них, изучать и посещать интернет, наконец, разговаривать с коллегами.

Я как-то приводил этот пример. Один папа у нас в школе советовался по поводу игр и рассказал следующий случай. Его ребенок довольно длительное время болел и, что называется, подсел на игру «Майнкрафт». Этот папа, для того чтобы проверить, как там в этой игре, сел и, по его словам, «вышел через три дня». Это оказалось настолько увлекательно и настолько интересно, что он не смог сам себя, как Мюнхгаузен, из этого за волосы вытащить. Что это значит? Это значит, что они заняты интересным делом.

Как сделать так, чтобы мы оказались на их стороне? Как сделать так, чтобы у вас не было конфликта на эту тему? Быть вместе с ним. Так же, как и всё остальное, так же, как и предыдущий вопрос о переживаниях ребенка. Рассказывать о своих, интересоваться его, говорить об этом, много-много говорить.

– Нынешнее поколение детей надо учить обратному току – заботе о родителях. Если ребенок не хочет, как мотивировать?

– Как сделать так, чтобы дети о нас заботились? Это очень простой вопрос, хотя я в последнее время обращаю внимание, что ответ на него может быть не так очевиден. Но мне кажется, что всё просто. Как научить человека заботиться о другом? Давайте я сделаю паузу, а вы честно подумаете…

Правильно, нужно показать пример. Иначе как он научится? Для того чтобы заботились обо мне, мне следует заботиться о нем.

Если я говорю ребенку: «То, что я сейчас не даю тебе играть в любимую игру, – на самом деле это забота. То, что я не даю тебе дочитать книжку, которую ты начал, и посылаю тебя делать уроки, – на самом деле это забота. То, что заставляю тебя есть то, что ты не хочешь, – на самом деле это забота», человек потом именно эту «заботу» и вернет родителям.

Неужели забота – это понимать, что для другого человека хорошо, и заставлять его это делать?

На самом деле, когда я взаимодействую с человеком и стараюсь сделать так, чтобы ему было хорошо, то есть забочусь, он этому научится непременно. Сразу, с первой секунды? Нет, не с первой, это длинная и интересная история. Мы постепенно дорастаем до возраста, когда учимся взаимодействовать с собственными желаниями, взвешивать их, предпочитать одно другому, предпочитать иногда необходимость желанию и так далее.

Но мотивировать можно только одним способом, и никак не упреками, например: «Ты обо мне совсем не заботишься».

И еще одну вещь я оговорю, на всякий случай, хотя уверен, что вы это и сами понимаете. Когда мы заботимся о другом человеке, мы не можем этой заботой спекулировать, правда? Не можем сказать: «Смотри, я о тебе забочусь, обрати, пожалуйста, на это внимание, запиши это в своем дневничке, чтобы потом позаботиться обо мне». Так не бывает. Забота – это штука такая, на самом деле открытая, как любые наши отношения.

– Добрый вечер! Дочери 13,5 лет. Как воспитать у нее любовь к чистоте и порядку? В шкафу жуткий бардак. На рабочем столе небольшого размера вместе с учебниками и тетрадями навалены кучи – альбомы, рисунки, носки. Я сама – чистюля. Пример мамы и папы не помогает. Дочь видит, что мама всё время моет, чистит, убирает, но для нее это не является примером. Что делать? Это же будущая мама и жена.

– Давайте, во-первых, про будущую маму и жену отложим, она как-нибудь сама разберется со своими детьми и со своим мужем. Сейчас она – просто ваш близкий человек.

Вспомните себя в 13,5 лет. В 13,5 лет у меня сложная-пресложная жизнь. У меня много чего в голове, много чего происходит вокруг. В этот момент хаос, в котором я живу, конечно, отражается и в моем шкафу, и на моем столе, и так далее.

Что делать маме? У мамы есть целых два пути. Есть путь номер один, который я не рекомендую, но, тем не менее, скажу, поскольку многие из вас о нём знают. Это «пилить» эту самую девочку с утра до вечера или два раза в неделю со словами: «Перестань, ты же будущая мать и жена, и как же сложится твоя жизнь?» и так далее.

При этом должен сказать, что я вас понимаю, и ничего хорошего, наверное, в носках на столе нет. Но что вы делаете в этот момент? Во-первых, портите с ней отношения, это очевидно. У нее огромное количество событий в жизни, о большей части которых мы с вами не знаем ничего. Это правда, так устроен этот возраст. И тут вы заставляете ее делать что-то, что сейчас никоим образом не входит в ее планы. Во-вторых, вы навязываете ей что-то насильно. Пока еще, в 13,5 лет, ее можно заставить, демонстрируя при этом модель, что сильный может победить слабого. Но вопрос: зачем нам это, что нам это дает?

И есть путь номер два. Если вы хотите, чтобы в комнате было чисто, надо просто… там убрать. Если вам важно приучить и воспитать любовь к чистоте и порядку, так она сама воспитается, эта любовь к чистоте и порядку. Если я живу в чистоте, и вокруг меня чисто, если это важно моим близким – удивительным образом, когда я вырасту, мне захочется, чтобы у меня дома тоже было чисто.

Как это может происходить? Самыми различными способами. Может, ваша дочь выйдет замуж за такого же чистюлю, как вы, и маниакально станет с утра до вечера убирать, и будет жить в идеально чистой квартире. Может, у вашей дочери будет такое количество денег, что она сможет нанять себе уборщицу. Есть гораздо больше одного, двух или пяти вариантов, это я вам честно говорю.

Правда же, не портите с ней отношения. Пусть знает, что для вас это важно, и однажды она, возможно, сделает вам приятное. А если у нее своя комната, так это совсем уже выносит нас за рамки данной дискуссии. Если это ее пространство, и вы определили вместе, что это пространство ее, она всё что угодно может там делать. Советы? Конечно, давайте. Помощь? Конечно, оказывайте. Но не мучайте, ладно?

– Сыну 7 лет, и он очень тяжело переживает проигрыши. Объясняем, успокаиваем, проговариваем ситуацию, но как только новый проигрыш в любой игре или на соревнованиях – вновь слезы и не может себя контролировать. Как помочь ребенку?

– Я дам очень простой ответ – перестать соревноваться. Всё.

Перестаньте соревноваться. Зачем? Это очень специфическая часть жизни – соревнование. В соревнование не следует вводить просто. Разве мы соревнуемся, разве это часть нашей жизни? Разве мама с папой соревнуются, когда вечером ведут беседу? Нет, в нашей жизни нет соревнования, если мы сами его себе не устраиваем.

Что вы называете соревнованием? Одного человека предпочитают другому, когда его берут на работу? Я знаю такие аргументы, например. Это не соревнование на самом деле – это выбор, а выбор устроен иначе. Я не знаю правил, по которым выбирают или не выбирают, мне для этого не надо уметь победить кого-то.

Можно же идти совсем другим путем. Мне неважно кого-то победить, мне важно получить удовольствие или проявить себя – это совсем другая постановка вопроса, понимаете? Я делаю что-то, что приносит мне удовлетворение, развивает меня, делает меня лучше – много разных аргументов может быть. Сравниваю я себя с другими? Совершенно не всегда. Иногда сравниваю, но это совсем другая система координат.

Играйте в другие игры – это здорово. В главных детских играх соревнования никакого нет. В игре «Дочки-матери» есть соревнование? Даже казаки-разбойники и все модификации этой игры – нет там никакого соревнования. Интрига есть сумасшедшая, но соревнование совершенно не обязательно.

– Так получается, что ребенок ходит на шахматы, ему нравится, но есть момент соревнования…

– Соревнование в шахматах – один выиграл, другой проиграл – это отчасти правила игры. В шахматах мы ведем какую-то интригу. Макиавелли говорил, что политики обязаны уметь играть в шахматы, потому что самое главное в этой игре – интрига.

Для чего ваш ребенок играет в шахматы? Поговорите с ним об этом. Что ему это дает? Что он переживает? Шахматы не самая быстрая игра, длинную-длинную партию он играет точно не для того, чтобы в последний момент сказать: «Я тебя победил!» Или расстроиться, потому что победили его.

– А как же соревнования в школе? Быть лучшим в классе, к примеру. Вся жизнь у детей – сплошное соревнование…

– Я даже не понимаю, о чем вы говорите. Что значит, быть лучшим в классе? С чьей точки зрения быть лучшим в классе? С точки зрения учителя? Так это беда просто, если у вас вся жизнь детей такая…

Почему я должен понравиться учителю – очень часто случайному человеку в моей жизни? С какой стати? Не жалко ли, чтобы вся жизнь у детей проходила так – чтобы они в школу шли для того, чтобы понравиться учителю? Представляете, чем в таком случае заполнено их детство, чем они заняты на самом деле, что с ними творится?

Мне кажется, они в школу ходят совершенно за другим. Чтобы исследовать мир вокруг себя, чтобы научиться понимать себя, чтобы взаимодействовать с другими интересными людьми.

Бывает ли такое, что детство наших детей устроено как одно сплошное соревнование? Да, бывает. И в этом виноват знаете кто? Мы с вами, взрослые. Потому что вместо того чтобы дать человеку детство, вместо того чтобы открыть ему нашу прекрасную жизнь, которая полна любви, полна искусства, самых разных интересных штук, я говорю ребенку: «Нет, старик, отложи всё это. Главное, что должно быть у тебя в жизни – это быть лучше Ванечки или Олечки». Ну, сами подумайте…

Я с огромным уважением отношусь к учителям, поверьте мне, и сам учитель, но тем не менее надо понимать, что учитель – случайный человек в жизни вашего ребенка. И ни в коем случае нельзя подсаживать ребенка на то, что нужно понравиться этой тетке или этому дядьке, у которого плохое настроение, который вчера с кем-то там поругался, которому не доплатили зарплату, у которого огромное количество собственных бед.

– Как убедить мужа, что крик, угрозы и наказание – самый плохой способ воспитания? Я это понимаю хорошо, а он ужасно обходится с нашим сыном восьми лет. Может, вы смогли бы подобрать самые убедительные слова для него?

– Пугать его тем, что у него будут испорчены отношения с ребенком, в этом случае незачем – он не испугается. Есть большая вероятность, что это – модель, которую он несет по жизни дальше.

Это как у жертвы изнасилования – вывернутое сознание. Когда человек может сказать: «Меня пороли, и ничего…» На самом деле, что значит – ничего? Еще какое чего! Я не могу всю жизнь жить с проломленной психикой, поэтому в какой-то момент придумываю легенду: «Я благодарен тем, кто меня обижал, унижал, порол», – и так далее.

Понимаете, какая штука… Можно найти аргументы для мужа, но это довольно-таки серьезный разговор. Передайте ему эту историю. Не знаю, рассказывать ему, что он сам – жертва насилия? Я бы не стал.

Но можно сказать ему, что он задает модель, которую ребенок вернет потом. Это правда. Ваш сын, которому сейчас 8 лет, в 14-15 всё вернет, я гарантирую. Вопрос, каким способом. Но точно всё вернет, до копеечки. И способ этот будет, я надеюсь, не невротичный уход в себя и замкнутость, и не швыряние посудой в отца или в вас, и не уход из дома. Но возврат будет обязательно – так это устроено, так устроен переходный возраст у всех нас.

 

Источник: https://vk.com

 

Полезна: 0 голосов Не полезна: 0 голосов

Другие статьи на эту тему

О чувствах и гаджетах

О воспитании

Голосуем!
Ждете наступления зимы?
18% О, да! Скорей бы!
18% Ноябрь в Сибири - и есть зима
28% Только не это. Лето хочу!
23% Жду Новый год, но не зиму
12% Что зима, что лето - мне все равно
Арлекино - агентство праздничных услуг

Пузырик и Бантик - клоуны и фокусники поздравят с праздником детей и взрослых!
Поздравления от смешарика КРОШа
Шрэк
Дрессированная лошадка

Подробные условия