Главная /  СТАТЬИ / Персона / Виктор и Светлана Осмолковы: "Мир гораздо шире"

Виктор и Светлана Осмолковы: "Мир гораздо шире"

Родители все чаще задумываются, насколько эффективно обучение в школе, насколько принципы, по которым работают учебные заведения, отвечают требованиям дня сегодняшнего. Об альтернативе привычной нам школе – семейном образовании, его плюсах и минусах, мы поговорили с Виктором и Светланой Осмолковыми, основателями "Сибирской вышивальной фабрики".
 
Для начала давайте познакомимся. Расскажите друг о друге.
 
Виктор: Света – мой друг и партнер по жизни. Света очень дополняет меня, те достоинства и недостатки, что у меня есть. И тем самым наша семья становится, как мне кажется, более полноценной и сбалансированной. 
Светлана: Витя – полная моя противоположность в плане смелых идей и нестандартных шагов. Этим он меня и привлекает. Все наши 14 лет совместной жизни всегда происходит что-то новое, что-то ломающее стереотипы и шаблоны, а это требует личностного развития каждый день. 
 
И семейное образование – как раз в том числе?
 
В: Это новый формат, со своими правилами, очень смелый и революционный. Причем сегодня уже законодательно закрепленный. Удивительно, как в нашей стране так вышло, что родителям доверили воспитывать своих детей самим, на свой страх и риск – в мировой практике это регулируется жёстче. Родители в интересах ребёнка самостоятельно организуют учебный процесс, за пределами школы или сочетают посещение некоторых уроков в школе и самостоятельное изучение остальных. 
С: Если человек считает, что ему нужен аттестат, то может сдавать экзамены и получать оценку своих знаний в школе. Есть обязательные контрольные точки – в 4, 9 и 11 классах. Но у нас сейчас настолько гибкий мир, что вполне возможно и без аттестата выстроить себе траекторию профессионального развития.
 
Как вы пришли к такой форме обучения дочери?
 
В: Если вспомнить наше детство, нам говорили: учись хорошо в школе – поступишь в вуз, окончишь хорошо вуз – найдешь достойную работу. На мой взгляд, это было не честно по отношению к нам, потому что одно не всегда вытекало из другого. Можно учиться на отлично в школе, на три в институте и нигде не устроиться. Или учиться плохо и там, и там, а потом прекрасно себя найти в жизни. 
С: В обычной школе наша дочь отучилась 5 классов. С успеваемостью проблем никогда не было, а вот подход учителей к детям, к обучающему процессу не совпадал с нашим видением. Мы столкнулись и с очень жестким отношением к детям и, наоборот, очень мягким. И в первом, и во втором случае мы видели, как такие ролевые модели поведения учителей не самым лучшим образом влияют на атмосферу в классе и на формирование личности ребенка.
В: Я ходил в школы дочери, был ни раз на собраниях, общался с педагогами. На мой взгляд, система устроена так (или так реализуется на местах), что у учителей нет возможности и энергии дать детям то, что требует время. Сейчас с 5 класса все разговоры только про ОГЭ и ЕГЭ. Вся постановка процесса сфокусирована вокруг экзамена и показателей, а не вокруг ребёнка, его таланта. Бывают, конечно, исключения: некоторые учителя и директора, но их буквально по именам знают в каждом городе. 
 
В чем вы видите плюсы семейного образования?
 
В: Во-первых, это гибкость и адаптивность под ребенка. В школе кто-то быстро обучается, кто-то медленно, кому-то скучно, кому-то тяжело. Семейная форма позволяет построить процесс так, что не нужно ни за кем гнаться, можно идти в своем темпе. Также можно выбирать любые материалы для обучения, которые считаешь подходящими. Мир наполнился информацией. Если раньше учитель был источником знаний, то сейчас дети бывают больше осведомлены в каком-то вопросе, чем их преподаватель.
Второй плюс. Нет отрицательного влияния авторитарной власти, которую выстраивает школа. Как я вижу, все-таки это вертикальная структура, в которой ребенок на низшей ступени. Многие вопросы решаются не через «договориться и заинтересовать», а через «надо». Мне кажется, что это деструктивно и воспитывает в людях слабость и инициативную беспомощность (синдром выученной беспомощности). 
Третье – это, конечно, больше свободного времени, отсутствие границ как таковых. Вот, например, альтернативная школа, где нет иерархии, нет классно-урочной системы, когда детям делегируют ответственность, что ты будешь изучать и как. И когда дети после этого приходят в обычную школу, им там тесно. Мир он гораздо шире, жизнь богаче.
 
А из минусов?
 
С: Новый круг общения у Кати возник не сразу, а все ее друзья со школы в этом учебном году учатся со второй смены. Она очень переживала, что не получалось часто видеться с ними, особенно, если учесть, что ребенок от природы активный и общительный. Когда нет возможности постоянно находиться в кругу сверстников – это, конечно, минус.
В: Особенность семейного образования еще и в том, что здесь должна быть увлеченность родителей. Нужно уделять этому время. А вот научиться – это ответственность ребенка. И когда Катя осталась дома – это тоже была ее ответственность. 
 
Насколько ребенок в состоянии нести такую ответственность?
 
В: Вспомните поколение наших бабушек, тех, кто застал войну, кто в военные и послевоенные годы были дошкольниками, школьниками. Ими же практически никто не занимался. Но они выросли сильными, с характером. Это такой кремень, там столько силы внутри! И я недавно понял почему. Потому что они сами принимали все решения. На них было очень много ответственности. Им надо было прокормить себя, присматривать за младшими, помогать по дому, работать. Эта ответственность была обусловлена ситуацией. Мы же за 50-60 лет настолько размягчились, настолько привыкли к комфорту, что перестали доверять детям вообще все. Уехал в школу – позвони, пришел со школы – позвони, уроки сделал или не сделал, покушал или нет. И супчик подогрей, не забудь.
 
Каждому ли подойдет семейное образование?
 
В: Ребенку – каждому. А родителю нет. Это нужно над собой много работать. Это, правда, трудно. Для нас это тоже своего рода урок, то, что позволяет нашей семье быть дружнее. Это вызов: тебе либо нужно заниматься с ребенком, либо довериться ему.
С: Семейный формат обучения предполагает либо наличие времени у родителей и возможности объяснять узкую тему, либо возможности доверить ребенку этот процесс и оказывать помощь только по запросу. Как показывает практика, довериться – это самое страшное. Как так, ребенок может ничего не делать? На самом деле ребенок может месяц ничего не делать, а потом все наверстает. Так же, как и у взрослого бывает. Работал-работал и вдруг понял, что не его это. Он может в минус уйти, долго быть в поисках себя. Зато когда найдет, у него будет такая колоссальная энергия, что он все наверстает с лихвой.
 
Нужна ли специальная подготовка родителям-семейникам?
 
В: Мы встречаемся с теми, кто на семейном обучении. Таких семей сейчас около ста в Кемерове. И это не всегда педагоги. Здесь главное – внутреннее желание быть вместе с ребенком, чтобы он рос рядом. Но только не так, что ты весь такой первоклассный скульптор и ваяешь из него, что хочешь, свой идеал ребёнка. Важно понять, что это другой человек, а ты ему просто помогаешь. 
 
Ставите ли вы ребенку оценки, как в школе?
 
С: На данный момент мы не оцениваем результаты Катиного обучения в привычном формате для школьников. Сейчас нам гораздо важнее пробудить у нее истинный интерес к знаниям, желание самостоятельно узнавать и пробовать что-то новое.
В: Мы уже давно пришли к тому, что оценки как результат соревновательности, здоровой конкуренции среди одноклассников, – они тебе мало дают, пока ты не начинаешь соревноваться с собой. Пока ты в себя не заглянешь. Я хочу еще чуть выше? Я свой результат смогу переплюнуть? Те, кто вокруг, возможно, помогают как ориентиры. Соревнование же – это все-таки борьба, разрушение. 
В спорте она полезна, на мой взгляд. Однако, это не про сотрудничество, которое должно строиться в школах.
 
 
Будет ли Катя получать аттестат в школе?
 
С: Пока мы не решили. Неизвестно, будет ли в нем необходимость через 5 лет.  В любом случае при желании необходимый уровень школьной программы можно освоить достаточно быстро. Например, уже во втором полугодии учебного года Катя призналась, что изучать математику самостоятельно ей сложно. Тогда мы пригласили репетитора. За 4 месяца они изучили всю программу 6-го класса и уже в конце мая начали изучать программу 7 класса. По времени это было 2 часа в неделю.
В: Да, в массовой школе сейчас небольшая конверсия: учишься-учишься, а знаний-то по факту немного… 
 
То, что вы создаете в семье, так похоже на модель самоуправления в вашей компании
 
С: Да, в самоуправлении все строится прежде всего на доверии. Если человеку искренне нравится то, что он делает, он будет качественно выполнять свою работу без какой-либо внешней мотивации. Также и в обучении мы считаем, что эффективность будет тогда, когда будет искренний интерес к новым знаниям.
В: Вы же, наверняка, видели такую ситуацию. Один сотрудник готов делать свою работу, даже если ему деньги платить не будут. И рядом сидит второй, который делает ее, потому что ему нужно рассчитываться за ипотеку. И он делает эту работу и злится на себя, что делает, например, гильзы вместо того, чтобы быть художником. Тем самым тратит свою жизненную энергию, заражает этим окружающих. А потом еще и к потребителю приходит продукт, сделанный с такой энергией. Когда люди занимаются своим делом, ими не нужно управлять, не нужно их мотивировать или контролировать. Тогда не нужны никакие руководители. Тогда просто нужна общая цель, которая двигает людей вперед.
 
 
Беседовала Анастасия Чекусова
Материалы журнала WOW Детки
Фото: из личного архива семьи Осмолковых
 
Полезна: 6 голосов Не полезна: 7 голосов

Другие статьи на эту тему

Виктор и Светлана Осмолковы: "Мир гораздо шире"

 

Голосуем!
Какую елку вы поставите дома?
21% Живую
76% Искусственную
2% В этом году, увы, без елки
1% Не люблю и не ставлю елки
Baby fitness-center "ПАПАйЯ" с бассейном для малышей

Если Вы зашли к нам, значит у Вас есть малыш, наверняка, совсем крошечный. И Вы хотите, чтобы он вырос здоровым, крепким и закаленным. А еще, чтобы он умел и любил плавать!

Подробные условия